Ксения ПАНТЕЛЕЕВА: «Из Токио хочется вернуться с медалью»

Ксeния Пaнтeлeeвa. Фoтo: fie.org

Двe нaгрaды зaвoeвaли укрaинскиe шпaжисты нa «Грaн-при», прoxoдившeм в минувшиe выxoдныe в Дoxe.

 

Нo eсли к успexaм oпытнeйшeгo Бoгдaнa Никишинa из Днeпрa бoлeльщики ужe привыкли, тo сeрeбрo 24-лeтнeй львoвянки Ксeнии Пaнтeлeeвoй стaлo нaстoящим сюрпризoм.

 

O тoм, пoчeму турнир нa кaтaрскиx фexтoвaльныx дoрoжкax мoг зaкoнчиться для нee, eдвa нaчaвшись, o шeйxax нa трибунax и вoзврaщeнии в кoмaнду oлимпийскoй чeмпиoны Лoндoнa-2012 Яны Шeмякинoй Ксeния Пaнтeлeeвa рaсскaзaлa в интeрвью «СЭ».

 

Отметим, что звонок нашего корреспондента застал спортсменку на сборе в Конча-Заспе. 

 

ЕДИНСТВЕННЫЙ ТУРНИР С ПРИЗОВЫМ ФОНДОМ

 

— Ксения, работаете без отдыха? Не успели дома с родными успех отпраздновать, как снова взяли шпагу в руки — и на тренировку?

 

— Из Дохи мы прилетели во Львов. Так что один день я все-таки побыла дома и на следующее утро поездом отправилась в Киев. Уже в среду мы улетаем в Барселону. Там будет следующий этап Кубка мира. Поэтому надо готовиться. 

 

— Знаю, что в зале на улице Русской во Львове, где начинала свою карьеру олимпийская чемпионка Яна Шемякина и где фактически выросли вы, умеют радоваться успехам своих воспитанников. Поэтому не могу не поинтересоваться, успели ли там побывать после возвращения из Дохи? 

 

— В зал я забежала на пять минут, но там никого не было. Дети были на соревнованиях. Они, кстати, мои бои смотрели по дороге туда прямо в поезде. И уже все меня поздравили, кто по телефону, кто через соцсети. 

 

— Зная, что семья у вас фехтовальная, рискну предположить, что дома вас не только поздравляли, но еще и расспрашивали с пристрастием, а может и советы давали? 

 

— Советов никто не давал, для этого есть тренеры. Просто говорили, что я могла выиграть бой за первое место против Беляевой. Это было видно. Но при этом все равно хвалили, дескать я — молодец. И очень радовались моей медали. Конечно же, все следили за онлайн-трансляцией из Дохи, в том числе и мой крестный Василий Станкович (серебряный призер Олимпийских игр 1968, 1972 — Прим.А.С.). Он сейчас живет в Закарпатье. Но был на связи по телефону с моими родными во Львове.  

 

— Катар — никак не назовешь фехтовальной страной, как там отнеслись к организации ваших соревнований?

 

— Катар — действительно не фехтовальная страна, ее представители занимают последние места на соревнованиях, но такому олимпийскому центру, как там, многие могут позавидовать, и особенно Украина. Стадионы, залы дзюдо, спортивной гимнастики — там очень много людей занимается спортом. А еще сразу видно, что страна готовится к проведению чемпионата мира по футболу. У нас тоже все было на самом высоком уровне. Достаточно сказать, что это единственный турнир в шпаге, на котором есть призовой фонд. Пять тысяч долларов — за первое место, три тысячи — за второе, по полторы — за третье и по пятьсот — за попадание в восьмерку. В церемонии награждения участвовали шейхи, которые наблюдали за финальными боями из специально отведенной зоны с мягкими креслами. 

 

— Вы еще будучи юниоркой попали в сборную и сразу начали ездить по этапам Кубка мира и «Гран-при». Но до этого вам лишь дважды удавалось попасть в Топ-8. Когда встали утром в прошлое воскресенье, взяли экипировку и пошли в зал, было ощущение, что это будет ваш день?

 

— Какого-то особого ощущения у меня не было. Как вы заметили, я участвовала во многих турнирах и очень часто мне буквально чуть-чуть не хватало, чтобы пройти дальше. В этот раз я была абсолютно спокойна, я не стремилась к каким-то результатам, шла от боя к бою. Думала, вот сейчас у меня такая-то соперница и мне нужно у нее выиграть. То есть настраивалась на каждый поединок отдельно.

 

ОДНО НЕПРОДУМАННОЕ ДВИЖЕНИЕ — И БОЙ ПРОИГРАН

 

— На самом деле все могло закончиться для вас, едва начавшись, в 1/32 финала вы проигрывали немке Патриции Дерр 13:14. Когда фехтуешь при таком счете, нет ощущения, что ты на краю пропасти?

 

— Это был переломный момент всех соревнований в Дохе. Мне удалось отпустить тот адреналин, который у меня накопился, сбросить груз и начать получать удовольствие от фехтования. Я понимала: одно непродуманное движение — и бой будет проигран. Дубль меня не устраивал, мне нужно было фехтовать только на один укол. И у меня получилось. 

 

— Как приятнее побеждать, как с Дерр одним уколом или как в следующем бою против итальянки Росселлы Фьяминго с большим преимуществом — 15:7?

 

— С большим преимуществом побеждать, конечно, приятнее. 

 

— Такое впечатление, что победа над двукратной чемпионкой мира и олимпийской вице-чемпионкой Рио Фьяминго далась вам меньшей кровью, чем над малоизвестной представительницей Германии. Или счет может быть обманчивым?

 

— Мне, в принципе, все бои дались легче, чем с Дерр. По крайней мере, мне кажется, что выигрывала я достаточно уверенно. Хотя соперницы на пути к финалу попадались достаточно сложные, если не сказать больше. Кандассами, с которой я фехтовала за восемь, не сказать, что непобедимая, но из разряда очень неудобных. Фьяминго вообще как с другой планеты.

 

С Колобовой тоже тяжело. Но мне удавалось правильно настроиться, все-таки опыт у меня тоже уже большой. И я поняла, что лидеров могут обыгрывать даже обычные спортсмены, такие как я. 

 

— С Мари-Флоранс Кандассами вы до этого встречались дважды и оба раза проиграли, по крайней мере такие данные приводит официальный сайт FIE. Что творилось у вас внутри, когда с первых же секунд поединка в Дохе вы оказались позади — 1:3?

 

— На протяжении всех этих соревнований я даже когда проигрывала один-два укола, старалась не впадать в панику. Концентрировалась на том, что мне нужно сделать и говорила себе, что должна бороться до конца, и, как видите, мне это удавалось. 

 

— Можно ли сказать, что четвертьфинальный поединок с Чжу Мине стал продолжением противостояния с французской школой фехтования или все таки не стоит преувеличивать влияние Юга Обри на сборную Китая?

 

— Обри хоть и работает с китаянками не первый год, все равно их фехтование очень отличается от французского. Последнее намного интереснее и разнообразнее в плане арсенала приемов. Китайских шпажисток намного легче предугадать, чем француженок. Они часто делают одни и теже действия, да, хорошо делают, не спорю, но все равно словно запрограммированные. Чжу Мине на этот раз секундировал китайский тренер. Обри стоял чуть в стороне, но все равно кричал, так что его всем слышно было.

 

— На каком языке кричал?

 

— Пару слов на китайском, пару на французском, а вообще с ним всегда рядом переводчик. 

 

С ТАКИМ ТРУДОМ ЗАРАБОТАЛА И ТАК ЛЕГКО ОТДАЛА

 

— С кем сложнее с представительницами абсолютно других фехтовальных школ или с выходцами из бывших советских республик, у которых, рискну предположить все-таки больше общего с украинским фехтованием. У вас ведь даже на этом турнире была прекрасная возможность для сравнения, в финальном блоке вы встречались с россиянкой Виолеттой Колобовой и эстонкой Юлией Беляевой.

 

— Я бы не сказала, что у нас с эстонками много общего. Их школа очень отличается от нашей. С российскими шпажистками мы, наверное, все таки ближе в этом плане. Андрей Викторович Орликовский (личный наставник спортсменки и старший тренер женской шпажной команды — Прим.А.С.) в свое время тренировался в Москве у того же тренера, что и Павел Колобков. Техника у него была заложена еще советской школой. А вообще интереснее всего, на мой взгляд, фехтуют итальянские шпажистки, они все очень техничные и у них в арсенале много рапирных действий. Но сказать, что какая-то школа однозначно лучше, нельзя, у всех есть свои плюсы и свои минусы.

 

— Что за золотые слова нашел для вас Орликовский в полуфинале, что вернувшись на дорожку после общения с ним, вы перевернули счет с 3:5 на 6:5 и в итоге выиграли у Колобовой?

 

— На самом деле он сказал: «Ты все правильно делаешь, просто делай увереннее и подбирай свою дистанцию». Я тщательно готовила каждый укол, думала, как его лучше нанести. Только уже когда дошла в счете до четырнадцати, не то, чтобы расслабилась, просто почему-то решила, что сейчас у меня легко получится встречу завершить. И тут два подряд укола получила и счет стал уже 14:11. В этот момент я сказала себе: «Так не пойдет, нужно закончить бой, нельзя его отдавать». Просто у меня буквально на предыдущем турнире в Гаване был случай, когда я ведя 10:5, потом 14:12, умудрилась проиграть за 64 американке Айсис Вошингтон. 

 

— Что бы вы сделали иначе, если бы можно было вернуться на дорожку в Дохе и еще раз провести финальный бой с эстонкой Юлией Беляевой? 

 

— Я бы не отдала так легко те уколы, которые так тяжело заработала. При счете 4:1 я подумала, что раз у меня есть преимущество, то я побегу, попробую. Попробовала — и получила раз, второй, третий. Я считаю, что это был переломный момент. Беляева почувствовала уверенность, а я, наоборот, потому что нужно было все начинать сначала, когда она счет сравняла. Мы еще обязательно проанализируем этот бой с Андреем Викторовичем. Подумаем, как мне лучше фехтовать с Беляевой. Для меня она и в «пуле» стала камнем преткновения. Я ни одного укола ей не нанесла, проиграла 5:0. 

 

— Когда вы поняли, что в этот день будете не единственной, в честь кого в Дохе поднимется флаг Украины? 

 

— Мужчины выступали первыми, так что пока я разминалась перед своим боем, видела, как фехтовали за четыре и Свичкарь, и Никишин. Богдан, конечно, очень сильный шпажист, он фехтует с идеей, умеет терпеть, готовит каждый укол, и у него есть опыт. Недаром он такой титулованный. Полуфинал с его участием я уже, к сожалению, не смогла посмотреть, так как находилась за ограждением в ожидании своего выхода на дорожку. 

 

ВСЕГДА ХОТЕЛА ЗАКАНЧИВАТЬ КОМАНДНЫЕ ВСТРЕЧИ

 

— Никишин — главный финишер в нашей мужской команде. У вас в прошлом сезоне также был опыт фехтования в роли последней в командных встречах — на чемпионате Европы в Нови-Саде. С какими чувствами вспоминает, заключительные победные бои против вышеупомянутой россиянки Колобовой и олимпийской чемпионки Рио венгерки Эмеше Сас, а также проигранные — с Польшей и Эстонией?

 

— Когда ты заканчиваешь командные встречи, то на тебя ложится огромная ответственность. И если не удается ее оправдать и принести команде победу, естественно, коришь в первую очередь себя. Зато когда выигрываешь, это вдвойне приятно. 

 

— По вашему ответу я не поняла, вы обрадовались или испугались, когда Орликовский именно на вас возложил обязанности финишера на чемпионате Европы? 

 

— Вообще, мне всегда нравилась лидерская позиция в команде. Я хотела заканчивать встречи. Иногда, когда видишь, что у другого человека что-то не получается, очень хочется самой выйти на дорожку и взять на себя ответственность. А тут тем более нужно было это делать, раз тренер в меня так верил. 

 

— До начала этого олимпийского цикла финишером в нашей команде почти всегда была Яна Шемякина. Сейчас, когда она вернулась на дорожку после декрета, как будет решаться этот вопрос?

 

— Яну уже ставили фехтовать в команде на Кубке мира в Гаване. Но пока она еще не заканчивает встречи. Думаю, тренеры хотят, чтобы она сначала набрала оптимальные кондиции, а уже потом будут разговаривать и с ней, и с другими девочками на эту тему. Наверняка, это будет общее решение. Вообще, у нас каждая готова взять на себя роль финишера. Но когда Яна будет в хорошей форме, думаю, выбор все-таки окажется в ее пользу. 

 

— Последние два года вы отработали одной командой, сейчас с возвращением Шемякиной у вас получается пять человек на четыре места. Внутренняя конкуренция не накаляет обстановку в свете приближающейся Олимпиады?

 

— Я не знаю, о чем думают другие, но лично я больше сосредоточена на своем фехтовании и командном результате. Стоит цель не просто попасть в команду, а сделать так, чтобы она отобралась на Олимпиаду. И желательно не просто отобралась, а еще и показала там результат. На свои первые Игры в Лондоне я попала, когда мне было 18.

 

И если честно, то даже как-то плохо поняла, что это было. В Рио я выступала уже более осознанно. В Токио же хочется не просто поехать, а вернуться оттуда с медалью. 

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.