Марк Захаров: «Кирилла Серебренникова задержали топорно, грубо»

фoтo: Aлeксaндр Aстaфьeв

Сeргeй Урсуляк: “Крoмe чувствa ужaсa и бeспoмoщнoсти пeрeд мaшинoй, кoтoрaя нa тeбя eдeт, у мeня другиx комментариев нет. Я не вижу никаких оснований такого рода действий, учитывая по отношению к кому это всё происходит. Мы едва знакомы с Кириллом, но для меня это просто шок, я не понимаю, как возможно так поступить. Он что, бегает с топором за людьми? Он поджёг дома в Ростове? Он социально опасен? Всем уже всё ясно? Мне кажется, это какая-то безумная и абсолютно неоправданная жестокость, я не понимаю, почему это произошло. И хочу выразить Кириллу свою поддержку и солидарность».

Карен Шахназаров: «Видимо, его бухгалтер сдала. А сейчас-то чего комментировать? Вы, пресса, делаете Серебренникову медвежью услугу, тем, что сейчас опять начинаете всё это разжевывать. Я не в претензии, понимаю, что это ваша работа. Просто давайте хотя бы пару дней подождем, может, станет понятно, о чем говорить. А сегодня об этом ещё говорить рано».

Читайте материал: ««Гром небесный»: общество оказалось в шоке от задержания Серебренникова»

Александр Ширвиндт: «Я не в Москве, но вы просто меня огорошили. Давайте через несколько дней созвонимся, ладно?»

Владимир Винокур: «Мы же с вами не в курсе, поэтому нельзя заниматься дилетантством. А вдруг там действительно растрата, вдруг статья? Ну что мы будем домыслами заниматься, сути же не знаем. И все-таки я считаю, что подписка о невыезде была бы достаточна в таком случае. Ведь Серебренников человек небезызвестный, и куда он денется из этой страны?!»

Марк Захаров: «То, как задержали Кирилла, сделано топорно, грубо. Об этом же мы говорили ещё тогда, когда всё это только начиналось. Ну, как можно так поступать с талантливейшим человеком, столько сделавшим для кино, и особенно для театра?»

Владимир Меньшов: «Ну как вы ставите так вопросы: ведь нет ещё ни обвинения, ничего. Ещё когда всё только начиналось с Серебренниковым, и пошла волна негодования, я подумал: в чем дело? Если мы живем в демократическом обществе, то пусть разберутся, предъявят обвинение и тогда мы начнем борьбу. А если одного можно арестовывать, а другого нельзя — то я не понимаю.

— Скажите, но вы в принципе доверяете Следственному комитету и ФСБ?

— Если вы имеете в виду 37-й год, то я, разумеется, это отметаю, как фигню полную. А если иметь в виду 90-е годы, когда сажали кого хотели, то мне кажется, сейчас относительный порядок все-таки навел Владимир Владимирович. Поэтому надо дождаться предъявления сформулированного обвинения и тогда ринуться в бой и сказать: как вы могли?! А вы хотите всё время поставить вне закона каких-то людей: все равны, но некоторые ровнее. Мне очень жаль, что с Кириллом такое произошло, и я уверен, что он выпутается из этой ситуации, но что делать? Принято решение его арестовать, но ведь работники Следственного комитета тоже не живут в вакууме. Прежде чем принять такое решение, они должны были иметь козыри на руках. И они, значит, их имеют. Ну, выкладывайте, ребята, потом выяснится, что может быть, ваша дама бита.

— То есть, к форме задержания у вас претензий нет?

— А форма какая, я не знаю.

— Его взяли в питерской гостинице, этапировали в Москву и практически закрыли.

— Вот этого я не знал. Я знаю, что он задержан и, что Следственный комитет счел нужным ограничить его общение с внешним миром. Но поскольку мы были свидетелями тысяч таких дел на протяжении последних тридцати лет, то знаем, как такие решения принимаются».

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.